БАКТЫКАН ЖАПАРОВА: «МЫ ГОРДИМСЯ ТЕМ, ЧТО ПОМОГАЕМ ЛЮДЯМ»

Как долго вы занимаетесь правозащитной деятельностью?В правозащите я с 99 года — уже 18 лет. Не могу сказать, что прошедшие года были лёгкими для нас. Напротив, они были напряженными. Так как наша работа связана с людьми, у которых нарушены или ущемлены права, нам приходится каждую проблему, каждую их боль пропускать через себя. Ты не сможешь смотреть на них с безразличием. В таком случае люди вообще перестанут нам доверять. Поэтому мы вникаем в каждую проблему. Жить по-своему получается только по выходным дням. В будние дни приходиться решать проблемы, обратившихся к нам граждан. Из-за того, что ты весь день выслушиваешь их проблемы, даже когда приходишь домой, и дома всё это присутствует в тебе. Раньше я любила читать газету «Дело №», могла смотреть тяжёлые фильмы, сейчас мне не хочется ни читать об этом, ни смотреть. Трагических историй хватает и на работе. Здесь точно такая же информация. И при посещении нами ИВС та же картина. Там ведь люди находятся не от хорошей жизни. Они не видят ни солнца, ни света, ни родственников. Сталкиваются с негативным отношением к себе. С этой негативной аурой приходится сталкиваться и нам. Например, во время недавнего посещения ИВС г. Джалал-Абад, там находилось 60 человек. Из-за того, что сузакский ИВС был на ремонте. Представьте, в одном подвале находится 60 человек. Они подозреваются в разного рода преступлениях. Мы черпаем всю эту энергетику. Возможно, они получают от нас положительную энергетику. Поэтому, к вечеру мы чувствуем себя выжатыми.Когда узнают, что вы правозащитник как начинают люди реагировать?— Так сложилось, что через СМИ все НПО выставили в негативном свете. Как минимум, что НПО — это несерьезно, что это небольшие организации, которые делают всё, что захотят. Конечно это влияет на отношение людей к нам. Были моменты, когда мне задавали вопросы — «И кого вы там защитили?» «Ваша деятельность хоть кому-то нужна?» Но бывают и абсолютно противоположные мнения. Например, идешь по базару или где-то ещё, подходят люди и начинают благодарить. Начинают рассказывать свою историю и о том, как мы им помогли. Конечно, всех не упомнишь. Но бывает очень приятно. А бывают случаи, когда нас благодарят даже в ИВС. Например, сейчас там находится парень, которому мы оказали юридическую поддержку в 2010 году. Увидев меня, он сказал: «Хорошо, что вы есть, если бы вас не было, я не знаю, что вообще было бы». Человек, находясь в ИВС, произносит слова благодарности. Таких примеров много. Человек так устроен, что он может понять боль или испытания другого человека только тогда, когда сам окажется на его месте. А когда у него беззаботная жизнь, он не замечает всего этого. Бывает, когда представители правоохранительных органов, прослужившие много лет, отправляют к нам своих родственников. И мы занимаемся их проблемами. Думаю, эти представители правоохранительных органов о нас не такого плохого мнения, как остальные.А как к вашей деятельности относятся ваши старые знакомые?— Трудно сказать в процентном соотношении кто из знакомых хорошо относится, а кто не очень. Даже бывшие сотрудники ИВС, после выхода на пенсию, говорят, хорошо, что вы есть. Что многое изменилось в ИВС благодаря нам. Рассказывают, что в изоляторах раньше творили всё, что захотят. Что уже нет прежнего беспредела. И это всё благодаря мониторингам, проверкам. Как после такого хоть и позднего признания не может быть человеку приятно. Даже у моей одноклассницы было негативное мнение о нашей деятельности. «Вы только и знаете очернять силовые структуры», — говорила она. Не прошло и полугода как она мне говорит, что забирает слова обратно. Что теперь смотрит на нашу работу иначе. Оказывается, ей по долгу работы пришлось столкнуться с представителями правоохранительных органов. Она была в очень сильной обиде на них. Что мне оставалось ответить. Я сказала: «Ты за столько лет лишь однажды столкнулась с ними, а мы сталкиваемся с ними каждый день. Радуйся, что нечасто сталкиваешься». Что касается самих представителей правоохранительных органов, то они воспринимают нас как врагов. Хорошо, что есть законы и положения, благодаря которым они вынуждены иногда с нами сотрудничать, как бы им этого не хотелось. Им вообще не хочется, чтобы хоть кто-то проверял их деятельность. Они хотят быть полными хозяевами своего положения. Но чтобы это заслужить, к ним не должно быть никаких претензий. А до этого показателя очень далеко.Какая сила удерживает вас в правозащитной сфере?— Я сама попала сюда со своей проблемой. Поэтому знаю, что испытывает человек, обратившийся к нам. И я очень радуюсь, когда удаётся помочь кому-нибудь. Остальным нашим сотрудникам тоже удаётся нести такой груз только благодаря тому, что удаётся реально помочь людям. И эта ноша не всем по плечу. В правозащитной организации не сможет работать равнодушный человек. Есть люди готовые протянуть руку помощи, и есть неготовые к этому. Мы помогаем малоимущим гражданам, которые действительно нуждаются в нашей помощи. И мы гордимся тем, что помогаем им.

Добавить комментарий

Next Post

Милиционеров осудили к 8 годам лишения свободы за пытки

Чт Дек 21 , 2017
Редчайший случай. Милиционеров осудили к 8 годам лишения свободы за пытки Джалал-Абадский областной суд приговорил трех милиционеров к 8 годам лишения свободы. Они признаны виновными по статье «Пытки». Ст. 305-1 и 305 УК КР. По решению суда они будут отбывать наказание в колонии строгого режима. Сразу после оглашения приговора милиционеры […]

Навигация

Рубрики

еще
%d такие блоггеры, как: