«Били баклажкой по половому органу и угрожали изнасиловать».

Жертва пыток намеревается обратиться в Комитет ООН.

«Когда женщине снимают штаны и бьют баклажкой по половому органу, я считаю, что это насилие», — говорит 45-летняя жертва пыток Наргиза Раджапова.

По словам женщины, её пытали оперативные сотрудники УВД г. Ош в связи с возможной причастностью к убийству подполковника милиции Службы по борьбе с незаконным оборотом наркотиков УВД г. Ош Таирбека Уларова.

«Трое сотрудников закрыли окна, одевали пакеты, кололи иголками, пытали, матерились, плевались, угрожали изнасиловать», — рассказывает жертва пыток.

Женщина открывала магазинчик, который располагался неподалеку от здания Службы по борьбе с незаконным оборотом наркотиков УВД южной столицы. А милиционер, который был убит, временами отоваривался у неё. Наргиза оказалась одной из последних, с кем он связывался по телефону. Именно поэтому из неё и её мужа Дамира Шабралиева опера выбивали признательные показания.

«Они об убийстве не говорили, хотели, чтобы я призналась в том, что была любовницей убитого и якобы мой муж приревновал его ко мне», — разъясняет Наргиза. — Мне в тот момент было очень страшно. Когда они сказали, что ваш муж разрешил изнасиловать и посыпать ваш половой орган солью — мне это было самым обидным. Я сперва даже поверила, что муж так сказал, потому что они так убедительно всё это говорили».

То, что милиционеры выдумали насчет высказываний мужа, Раджаповой стало понятно только после разговора с ним. По её словам, муж стал защищать не только её, но и сына и брата женщины, задержанных по этому делу. Дамир взял вину на себя, когда их отпустили.

Брата женщины Мурата Раджапова через десять дней снова задержали. По словам женщины, милиционеры засомневались: как муж-инвалид один смог справиться с убитым, который в прошлом был спецназовцем, да ещё и обладателем черного пояса.

«У мужа была сломана шейка бедра, он не может поднимать больше пяти килограммов», — поведала о состоянии здоровья своего мужа женщина.

Произошедшее, в том числе издевательское отношение оперативников, негативно сказалось на здоровье женщины. Кроме психологической травмы, Наргиза получила реальные физические страдания, в результате чего у неё случился выкидыш.

«Проверилась на УЗИ, у меня было 2,5-3 месяца беременности. Были двойняшки. Когда вышла оттуда, один плод погиб, я хотела сохранить второго, но не получилось», — с горечью вспоминает Наргиза.

Суд обвинил брата и мужа Наргизы в убийстве милиционера и назначил им суровое наказание: первая инстанция дала мужу 17 лет, вторая – пожизненное заключение, брату первая инстанция дала семь лет, а вторая – 12 лет.

Женщина говорит, что не в силах доказать невиновность мужа и брата. Она побывала даже на приёме у генпрокурора и главы Госкомитета национальной безопасности. Они обещали во всём разобраться. Однако никаких результатов эти обещания не дали.

Наргиза хочет добиться наказания для своих истязателей. Она говорит, что ей вдвойне обидно подвергнуться издевательствам со стороны тех, кто значительно младше неё. По её словам, оперативники не стеснялись в выражениях, используя самые унизительные слова и оскорбления в её адрес. Женщина обвиняет их не только в применении насилия, но и в убийстве. 

«Они действительно убили двоих людей, двоих ещё не родившихся детей», — уверенно заявляет Раджапова.

Дело прекратили, а в известность не поставили

Наргизу Раджапову так и не признали потерпевшей, а постановление о прекращении дела по жалобе о пытках она получила 10 февраля 2022 года. Хотя оно, как выяснилось позже, было вынесено ещё 22 октября 2021 года.

Получается в течение почти четырех месяцев ни Раджапова, ни её законные представители не получили постановления о прекращении досудебного производства. «Это нарушает процессуальный порядок уведомления заявителя о принятом решении», — недоумевают адвокаты.

Следственный судья 21 февраля 2022 года отклонил ходатайство адвокатов о восстановлении сроков обжалования, несмотря на то, что сроки на обжалование были пропущены не по вине Раджаповой и адвокатов. На решение судьи не повлияли даже признания следователем и представителем прокуратуры того факта, что уведомление Раджапова получила на четыре месяца позже, установленного законом срока. 

Со времени применения пыток прошло более четырёх лет. В течение которых сама жертва и адвокаты безуспешно пытаются добиться наказания для истязателей. Женщина поражается: что ещё должны были совершить оперативники, чтобы их действия признали насилием.

Наргиза Раджапова намеревается обратиться с жалобой в Комитет ООН по правам человека.

FacebookOdnoklassnikiVKTwitterGmailWhatsAppTelegram