КАША ОТ РОДИТЕЛЕЙ, РАСХЛЁБЫВАЮТ ДЕТИ.

С кем ты хочешь жить — с папой или мамой?

«Я хочу жить с папой», — ответил Миша взрослым тетенькам из комиссии по социальной защите детей. Они специально приехали в школу, чтобы в присутствии школьных педагогов задать ему этот непростой вопрос.

И от этого вопроса зависела его дальнейшая судьба.

Гусеву Мише недавно исполнилось 10 лет. По Семейному кодексу это очень важный возраст. Ведь именно с этого возраста суд признает и учитывает мнение при вынесении своего решения.

И Мише есть с чем сравнивать. Четыре года, до лета 2017 года, он с младшим братом и сестренкой проживал вместе с отцом. Папе Дмитрию Гусеву воспитывать и содержать детей помогали его родители. Да и сам он имеет постоянный, довольно неплохой заработок.

Со второй половины 2012 года, он выплачивал жене алименты на содержание детей, которые проживали вместе с ним. Но содержать троих детей на половину зарплаты с каждым годом становилось все труднее.  Мужчине было неудобно просить кого-то о помощи, но в июне 2015 года он всё же обратился в ОФ «Эквитас» г. Таш-Кумыр. Его просьба заключалась в том, чтобы правозащитники помогли ему избавиться от выплаты алиментов на детей, которых он сам же и содержал.

Сотрудники ОФ «Эквитас» помогли написать ему заявление в суд, который вынес решение в его пользу. Но радоваться было рано. Напротив, именно с этого момента начались мучения и отца, и детей.

Матери срочно понадобились дети. Она стала подавать в суд исковые заявления «ОБ ОТОБРАНИИ ДЕТЕЙ».

Правозащитники встали на защиту отца и по доверенности защищали права детей в судах. Женщина не только пыталась протащить такой странный иск, но и наняла себе адвоката.

К мужчине стали приходить комиссии из социальной защиты и проверять условия проживания детей — жилплощадь, наличие отдельных комнат для разнополых детей, наличие транспорта и бытовой техники. Все условия были удовлетворительными.

Правда, в ходе многочисленных проверок сотрудники социальной защиты ни разу не говорили с самими детьми. Не спрашивали с кем им хочется жить — с отцом или с матерью.

Были инициированы и проверки условий содержания у матери. Несмотря на то, что дети несколько лет проживали с отцом, сотрудники социальной защиты углядели наличие сильных материнских чувств у женщины.

Мать ни разу не приходила к детям в школу, не интересовалась их воспитанием – это подтверждают соседи Дмитрия и учителя школы, где дети учились. Все они на суде дали положительную характеристику мужчине, как заботливому отцу, который всячески поддерживал развитие своих детей.

Начались длительные судебные разбирательства. Они продлились около двух лет. Истица всеми силами пыталась испортить положительный образ Дмитрия, рассказывая о нем истории про семейное насилие, аморальном образе жизни, которые не были подкреплены никакими доказательствами.

Сотрудники социальной защиты упорно твердили, что детям лучше жить с матерью. При этом в подтверждение своих слов не приводили никаких доводов. Единственное на что опирались — это был акт, где они зафиксировали песок в голове у дочери, играющей летом возле бассейна.

Несмотря на огромные усилия, все суды Дмитрием были проиграны. Суды в устном порядке ссылались на судебную практику определения местожительства ребенка. Судья Верховного суда так и сказала, забираем лишь в случае аморального образа жизни (алкоголизм, наркомания) матери, либо угрозы жизни ребенка.

На тот факт, что дети четыре года жили с заботливым отцом, а мать получала алименты и жила в свое удовольствие, суды не обратили никакого внимания.

В июне 2017 года решение Верховного суда было приведено в исполнение – у отца детей забрали.  Мужчина, чтобы смягчить разлуку с детьми, подал заявление об определении порядка общения с ними. При помощи правозащитников добился решения — два раза в месяц забирать детей на выходные.

Через два месяца, несмотря на то, что мать на всех судах кричала, что ей алименты не нужны, она вновь подала на алименты. Суд принял решение в ее пользу.

Сейчас Дмитрий вновь подал исковое заявление об определении местожительства ребенка, достигшего 10-летнего возраста. Отец при встрече видит, как сын тяжело переживает разлуку с ним. Мужчина опасается, что мать будет третировать (обращаться пренебрежительно) сына за его желание жить с отцом. Боится Дмитрий дать сыну и ложную надежду – ведь всё зависит не от желания отца или сына, а от судебного решения.

Сухорукова Екатерина                                                 

 Директор ОФ «Эквитас», г. Таш-Кумыр

 Областная правозащитная сеть «Справедливость»

Добавить комментарий

Next Post

Расширяем. Ущемляем. Мэрия расширяет улицы за счёт собственности граждан?

Пт Мар 30 , 2018
Житель улицы Ленина г. Джалал-Абад М. Казакбаев на протяжении двух лет судится с мэрией города. Часть его земельного участка со строением попала под изъятие для общественных нужд, связанных с расширением улицы. Городские власти вначале очень дешево оценили его земельный участок, а затем и вовсе без согласия собственника начали там строительные […]

Навигация

Рубрики

еще
%d такие блоггеры, как: