Перейти к содержимому

ПЫТКИ В КЫРГЫЗСТАНЕ СУДЫ В ОСНОВНОМ ОЦЕНИВАЮТ В 50 ТЫСЯЧ СОМОВ — ПРАВОЗАЩИТНИКИ

Реальность, когда числа становятся языком судебных решений, порой удивляет своей несоразмерностью и несправедливостью. «Интересно, какими критериями руководствуются суды, определяя суммы компенсаций за пытки?» – не первый год задаются вопросом сотрудники правозащитной организации «Справедливость».

В ноябре 2023 года, Роза Горбаева, жительница города Майлуу-Суу, получила компенсацию в размере 50 тысяч сомов за дискриминацию. За три года Горбаева находилась в шести изоляторах временного содержания, где обстановка и условия были настолько унизительны и нечеловечны, что «равносильны жестокому бесчеловечному обращению и носили дискриминационный характер». В своей жалобе Роза Горбаева подробно описывала случаи дискриминации по признаку пола. Все эти унижения суд оценил в 50 тысяч сомов. По поводу пыток Розы пока не удалось добиться восстановления её прав.

А конкретно за пытки по 50 тысяч сомов компенсации получили житель города Кербен Максатбек уулу Самарбек и житель Базар-Коргонского района Улан Назаралиев.

Максатбек уулу Самарбек сообщил, что кроме жестокого избиения, ему на голову больше 15 раз надевали полиэтиленовый пакет, надевали противогаз и угрожали электрошокером. Парень несколько раз терял сознание. В «выбивании» признательных показаний, по его словам, участвовало шесть человек.

Улан Назаралиев, находившийся в ИВС ОВД Джалал-Абада, также подвергался ужасным пыткам. Он сообщил, что был избит кулаками, ногами и подвергался удушению. В одном из случаев, когда он жаловался на головную боль, милиционеры предоставили ему бритвенное лезвие со словами, что он может нанести себе травмы, и никто не окажет помощи. В результате мужчина, отчаявшись, нанес себе порезы в области кистей.

Жестокие пытки налицо, но государственный орган, в данном случае судебный, оценивает пытки в 50 тысяч сомов. Как на эти 50 тысяч сомов жертвы пыток будут хотя бы восстанавливать своё здоровье, совсем непонятно. Есть единичные случаи, когда сумма компенсации была несколько иной, но это скорее исключение, чем правило. 

Складывается ощущение, что суды выбрали «дежурную» сумму в 50 тысяч сомов, которую они в своей практике, возможно, будут использовать ещё не раз. Если учесть, что эта сумма компенсации была выплачена жертвам пыток и дискриминации только после их обращения в Комитет ООН по правам человека (на национальном уровне факт пыток и дискриминации доказать не удалось), то получается, что суды придерживаются принципа «и овцы целы, и волки сыты»: вроде рекомендации Комитета ООН исполнили, при этом госбюджет страны не пострадал.

Теперь рассмотрим другие цифры – иски против СМИ. Возьмем, например, последние иски.

Иск ЗАО «Издательский дом «Вечерний Бишкек» к изданию Kaktus.media был подан зимой 2023 года. Суммарно иск составил 50 млн сомов. Не стерлось ещё с памяти, как весной 2017 года тогдашний генпрокурор подал иск против Zanoza.kg (предшественник Kaktus.media), требуя взыскать 27 млн сомов в пользу тогдашнего президента.

К слову, бывший президент позже признал свою ошибку. «Свобода прессы должна быть», — сказал он после ухода с должности.

Другой пример. Государственный телеканал ЭлТР подал в суд на независимое издание «ПолитКлиника», потребовав с ответчика 10 млн сомов в качестве компенсации морального вреда. И снова иск не на 50 тысяч сомов.

Суть в том, что суммы компенсации, выплаченные жертвам пыток и издевательств, кажутся непропорционально низкими. Как относиться к тому, когда женщине, пережившей ужасы дискриминации в заключении, предлагают компенсацию в разы меньшую, чем сумму, которую готовы выставить против информационного агентства или журналистов?

Понимание страданий человека, его утраты, морального ущерба и психологических травм не может быть выражено просто цифрами или числами. И все же, почему эти суммы кажутся такими невероятно низкими по сравнению с другими?

С другой стороны, когда информационные агентства и журналисты сталкиваются с значительными суммами в судебных исках, возникает другое опасение — за свободу слова и право на информацию.

Думающие люди понимают — на одних весах свобода слова, на других – тяжкое преступление. И такой странный к ним подход, такие странные цифры.

«Никто не хочет обременять и без того небольшой бюджет страны. Здесь всё просто — раз не хотите платить жертвам пыток подобающую сумму, так не допускайте их», —  заключили правозащитники.

FacebookOdnoklassnikiVKTwitterGmailWhatsAppTelegram
FacebookOdnoklassnikiVKTwitterGmailWhatsAppTelegram