Семейный конфликт: женщина с двумя детьми рискует зимой остаться на улице

«Жили благополучно до появления золовки»

«Золовка не дает покоя. Разрушила наш брак, присвоила скот, дом переписала на себя, я с двумя дочерьми осталась на улице», — огорчается женщина.

35-летнюю Орунову Жазгул в мороз выгоняют на улицу. Решение о выселении принял суд. Она в 2015 году стала пятой по счету женой Данияра Кудаярова. Больше всех в этом браке была заинтересована мать будущего супруга, за которой нужен был уход. По словам Жазгул, с мужем жили неплохо, пока в их жизнь не вмешалась золовка.

«C тех пор как она появилась, все пошло наперекосяк.

Наговорила про меня небылицы. Написала письмо в мэрию, соцзащиту. Я даже побывала в психбольнице — милиционеры силой возили меня туда на проверку.

По заявлению золовки, хотели забрать дочерей. Я с 2019 года подвергаюсь домашнему насилию», — жалуется Орунова.

Некуда идти

Жазгул выросла в селе Самаркандек Лейлекского района Баткенской области. В родное село нет смысла возвращаться — там негде жить. А в Сулюкте, где она вышла замуж, ее выселяют из дома. Больше года, по словам женщины, она скорее существует, нежели живет.

«Меня вырастила бабушка. Мама у меня больная. За ней ухаживает моя старая бабушка. Отец умер, отчим — тоже. Мне сейчас некуда идти», — плачет она.

Двести тысяч сомов – именно за такую сумму якобы муж продал дом своей сестре. Жазгул говорит, что об этой сделке не знала ничего.

«Нотариус сказал, что дом перешел во владение золовки. Есть расписка от мужа о продаже ей этого дома. Я категорически против этого и хотела бы восстановить ЗАГС, не хочу делать сиротой своих двоих девочек. Муж много пьет и ему нет дела до детей. Он находится на грани смерти (у него желудочное кровотечение. – Прим.) Если он умрет, то мои дочери останутся на улице», — говорит Жазгул.

Болеет и дочка

Одной дочери четыре с половиной годика, другой — полтора. По словам Жазгуль, муж по причине болезни практически не задумывается об их будущем. Самой женщине от этого сложнее вдвойне.

«С одной стороны, болеет муж, с другой — дочка, — рассказывает женщина. — Если муж умрет, моим дочерям нужны будут отец и мать. Я не откажусь от них, не сделаю их сиротками. У одной из дочерей воспалился язык, наблюдается запор, имеются проблемы с дыханием. Врач назначил в стационар. Но я отказалась – у меня нет для этого ни средств, ни условий».

Помощь адвоката

Адвокат из Исфаны Абурасул Камилов понимает всю сложность ситуации, поэтому намерен действовать поэтапно. Сейчас он прилагает все усилия, чтобы женщина с детьми зимой не осталась на улице.

«Нам надо во что бы то ни стало попытаться до весны оставить их дома — отменить решение суда о выселении», — сказал он.

Супруга по закону претендует на половину имущества, однако состоявшийся развод и якобы переоформление дома сестре осложняют дело. Сможет ли женщина претендовать на часть наследства? Именно на этот вопрос адвокат и пытается найти ответ.

«После развода дом переоформлен на золовку. Есть решение суда об их выселении. Мы подали апелляционную жалобу. Готовим также заявление о наследстве по поводу имеющегося имущества между супругами», — разъясняет всю ситуацию адвокат.

От разборок взрослых страдают дети

История Жазгул характерна для нашего общества. Огорчает, что главными жертвами подобных конфликтов, практически всегда становятся дети. Арууке и Жасмина, дочери Жазгул, – главные жертвы этого семейно-родственного конфликта.

FacebookOdnoklassnikiVKTwitterGmailWhatsAppTelegram