Перейти к содержимому

УЧИТЕЛЬНИЦА, НА УРОКЕ КОТОРОЙ ВЫБРОСИЛАСЬ ИЗ ОКНА ШЕСТИКЛАССНИЦА, РАССКАЗАЛА СВОЮ ВЕРСИЮ СЛУЧИВШЕГОСЯ  

35-летняя Элиза Саттарова, учительница кыргызского языка, на уроке которой выбросилась из окна шестиклассница, обратилась в правозащитную организацию «Справедливость» и рассказала свою версию произошедшего.

Элиза утверждает, что никогда не оказывала психологического давления на девочку. По ее словам, это могут подтвердить другие ученики класса. Но она согласилась с мнением матери девочки о том, что отобранный телефон не был причиной произошедшего.

Педагог признается в том, что действительно забрала телефон у этой девочки и еще одной опоздавшей на урок, но обе девочки отнеслись к этому с пониманием. «Телефон был упомянут в заявлении матери, которое она написала в милицию, поэтому некоторые СМИ подхватили этот момент, но его отъем не имел решающего значения в этой истории», — отметила она.

«В момент, когда девочка выбросилась из окна, я стояла лицом к доске», — утверждает она. По её словам, это был всего лишь четвёртый урок, который она проводила в этом классе, и она физически не успела бы навредить отношениям с кем-либо персонально, учитывая, что в классе 42 ученика.

При этом учительница охарактеризовала девочку как чрезвычайно спокойную, необщительную, у которой не бывает конфликтов с учителями. Однако педагог не смогла ответить на вопрос, почему девочка выбросилась из окна. Она предполагает, что всё шло по нарастающей, и её урок (урок кыргызского языка, который девочка не любила) стал для неё последней каплей.

Педагог утверждает, что она посетила больницу в тот же день происшествия, а также во второй день после этого.

«Я увиделась с мамой, девочкой. Я хотела подождать, чтобы поговорить, но бабушка сказала, что лучше не беспокоить мать девочки, она может навредить мне. На четвертый день, когда мы встретились, мать твёрдо сказала, что я должна поставить девочку на ноги. Я сказала, что прошу ее не рассматривать меня ни как учителя, ни как виновного, а как мать, которая понимает ее состояние. Она сильно плакала, и я дала ей выплакаться, в надежде, что ей станет легче».

По словам Элизы, когда речь зашла о деньгах, их неправильно поняли. «Они подумали, что с помощью денег мы хотим все развести. Я из простой семьи, у меня даже нет собственного дома, я живу в доме родителей мужа. У меня нет лишних денег. Речь шла всего лишь о помощи, потому что девочка нуждается в лечении», — рассказала Элиза.

Муж Элизы, Курстанбек Токтомамат уулу, считает, что их человечность и проявленную заботу мать и бабушка девочки приняли как признание слабости и вины.

«Я дал 20 тысяч сомов, кроме этого мы устроили обряд — зарезали барана в доме девочки, позвали соседей. Еще одного барана зарезали в школе, чтобы подобное больше не повторялось. Возможно, этого не стоило делать. Я сделал это в желании проявить человечность и сострадание, но они восприняли это как признание своей вины», — сказал он.

При этом Курстанбек категорически отрицает, что говорил о связях с Садыром Жапаровым и Ташиевым.

«Думаете, у них дел больше нет, чтобы вмешиваться в наши проблемы. Я не мог сказать такое», — едва ли не клянется муж.

Токтомамат уулу выделяет ещё один момент. По его словам, мать и бабушка хотели нотариально оформить обязательство по восстановлению здоровья девочки на имя учительницы. Однако, как муж, он попросил оформить все обязательства на него. По его словам, мать и бабушка девочки восприняли это как попытку уйти от ответственности. Он утверждает, что как мужчина просто пытался взять на себя эти обязательства.

У самой учительницы пятеро детей. Кроме того, она находится на седьмом месяце беременности. Семейная пара утверждает, что они сейчас молятся только за одно – чтобы девочка полностью восстановилась, и чтобы у нее в будущем всё было хорошо.

FacebookOdnoklassnikiVKTwitterGmailWhatsAppTelegram
FacebookOdnoklassnikiVKTwitterGmailWhatsAppTelegram