ЖЕРТВЫ СЕМЕЙНОГО НАСИЛИЯ ПРОЩАЮТ СВОИХ ИСТЯЗАТЕЛЕЙ — вывод ПРАВОЗАЩИТНИКов

Захотели написали заявление, захотели простили. Жертвы семейного насилия в абсолютном большинстве случаев прощают своих истязателей. Жертвы сначала могут написать заявление, а потом легко могут отказаться от своих претензий. Они не задумываются, что каждая такая история требует неимоверных усилий со стороны правозащитников как в материальном, так и в морально-психологическом плане. Всё это выливается в потерю – как во времени, так и в средствах, которые могли бы пригодиться другим жертвам насилия, считают правозащитники.

При этом, в самом начале, с каждой жертвой ведется тщательнейшая беседа обо всех возможных последствиях для каждого члена семьи, обсуждается каждая деталь. И в самом начале коммуникаций жертвы твёрдо говорят о том, что пойдут до конца.  Юристы многократно переспрашивают, не передумают ли они в процессе работы по привлечению насильника к ответственности, на что в самом начале слышат твёрдое — «нет».  

Простила в последний момент

Мужчина издевался над сожительницей и выжигал раскаленной проволокой на ее теле различные буквы и знаки. Так он заглушал в себе приступы ревности — сожитель ревновал женщину, когда ей кто-то звонил, периодически за это избивал.

Однажды он ударил ее по голове, а когда она упала, свел руки сзади и заклеил скотчем. Взобравшись на женщину, заранее приготовленной раскаленной проволокой на грудях поставил клеймо в виде буквы «И», а на ягодицах выжег клеймо в форме сердца. Затем клеймо в форме сердца он поставил на лобке женщины — над половым органом. Всё это он делал, несмотря на крики женщины. При этом он приговаривал, что если она с кем-нибудь будет встречаться, то он убьет и его, и ее.

В момент применения насилия женщина была беременна.

Кроме того, мужчина снимал свои развратные действия сексуального характера на телефон и через мессенджеры отправлял родственникам женщины. Пугал ее, что разместит видео в Интернете.  

По совокупности преступлений насильника приговорили к 15 годам лишения свободы, но в самый последний момент женщина простила сожителя. Мужчина отделался, так сказать, легким испугом, получив пять лет пробационного надзора.

Штраф – не решение

Другая жертва семейного насилия просила правозащитников о том, чтобы мужа наказали реально. Узнав, что по закону мужу могут выписать лишь штраф, отказалась писать заявление. Женщина объяснила это тем, что денежное взыскание тяжелым бременем ляжет и на неё. По её словам, даже на дом они накопили вместе, находясь на заработках в России. Дом общий, а ей вместе с детьми идти некуда. «И какая после этого денежного взыскания у нас будет семейная жизнь?», — задалась вопросом женщина.

«Просто попугайте»

А 33-летняя жертва семейного насилия из Ала-Букинского района просила правозащитников о том, чтобы её мужа не только не штрафовали, но и не привлекали к ответственности.

«Просто попугайте, чтобы он больше меня не бил», — сказала женщина. Приведенные доводы, что в законе нет таких норм и что юристы не исполнители заказов, её не убеждали.

При этом у неё пятеро детей. Бывали дни, когда она до утра пряталась в шкафу. Родственники неоднократно обращались в милицию…

Эта история, как и многие другие подобные истории, закончилась вопросом жертвы насилия: «Кто будет кормить детей, если отца накажут?»

Дело прекратили.

Уязвимость и зависимость

По словам директора Джалал-Абадской правозащитной организации «Справедливость» Валентины Гриценко, это происходит во многом из-за нашей ментальности. На жертв насилия давят родственники не только со стороны мужа, но и свои же родители, которые не идут на защиту своего ребенка.

«Мы тебя отдали замуж, терпи — я терпела, и ты терпи, и это самое страшное. Когда человек, какого бы возраста он ни был, теряет поддержку своих родителей, мне кажется страшнее удара просто нет, он отказывается и от нашей помощи», — сказала В. Гриценко.

Адвокат Уткир Джаббаров отказ женщин от защиты связывает с их уязвимостью и стереотипами общества.

«В самом начале есть сильная боль, травмы — они готовы на всё. Потом возникают барьеры: стереотипы общества, когда разведённая женщина считается нехорошей — про неё могут распространяться слухи. Уязвимость женщин в виде зависимости от мужчин и беспомощности в экономическом плане. Отчего они в большинстве случаев прощают всё», — отметил У. Джаббаров. 

Также в экономической зависимости от мужчины причину отказа женщин от помощи видит и адвокат Сардорбек Абдухалилов. Кроме этого, он выделяет и важный психологический момент.  

«Женщина не видит экономических перспектив в случае осуждения мужа или распада семьи. Ей некуда идти, нет безопасного места в виде шелтеров и т.д. Кроме экономической стороны есть и психологическая сторона — жертва сильно не уверена в себе, не знает своих прав, не умеет их отстаивать».

Роль государства

Директор «Справедливости» Валентина Гриценко подчёркивает огромную роль государства в борьбе с семейным насилием. Она уверена, что без достаточной заинтересованности государственных органов добиться положительных результатов практически невозможно.

«Если начнет работать программа, которая заявлена государством как программа против насилия в семье, которая несёт в себе методики коррекционной работы с агрессорами — психологическая работа с ними и т.д. и, если всё это будет работать в комплексе, семьи укрепятся. Должны быть изменения системные и их не проведёшь за год, за два и даже за пять лет, но тем раньше мы начнем это делать, тем раньше придём к положительному результату», — заключила Валентина Гриценко.

FacebookOdnoklassnikiVKTwitterGmailWhatsAppTelegram